г. Петрозаводск, ул. К.Маркса, 14

Тел. +7 (8142) 76-48-35

г. Сортавала, ул. Садовая, 11

Тел. +7 (81430) 4-83-11

Русский English

Сухое

Сухое

Совсем маленькое село Сухое. Летишь на автомашине по отличной грунтовке из Беломорска в сторону Сумского Посада. Мелькнет за лобовым стеклом серой глинистой водой речка Малая Кетьмукса, сразу за ней подпрыгнешь на мосту через Большую Кетьмуксу, а там уже и долгие морские пожни начнутся, поросшие рыжей сухой травой.Пожни обозначают приближение села. Но мало чего успеваешь разглядеть. Яркая автобусная остановка, ряд приземистых изб, уходящих от материковой земли вдоль мыса прямо в Сухонскую губу Белого моря, дорожный указатель "14 км", останки скотного двора в бурьяне. И снова под колесами деревянное полотно моста через реку. Теперь это известная всем здешним рыбакам Кузьрека...

В начале 20 века в селе рыбачили - бочки соленой рыбы в домах были всегда. Семга, камбала, сиги, корюшка... Рыба не переводилась ни зимой, ни летом. Сами вязали сети, работали на колхозном рыбопункте. Кроме того, многие держали коров, огород. Село в ту пору насчитывало до ста дворов, поэтому стадо коров по нынешним меркам было просто огромное. Была вполне сытая, нормальная жизнь, в которой было все, что должно быть в нормальной человеческой жизни, - и будни, и праздники. Разумеется, с одной поправкой - это была деревенская жизнь - приходилось очень много работать. Жизнь в деревне, особенно на краю студеного моря, требует от человека многих качеств. Нужно уметь не только дом обиходить, но и под парусом и веслами в море выйти, сети связать и отремонтировать, дрова, опять же водой, приплавить, зимой полуметровый лед пешней пробить, чтобы мережу поставить, рыбу обработать, чтоб полгода хранилась и не пропала, окрестные леса и болота назубок знать, сена на долгую зиму накосить, высушить и убрать... А уж после всего этого песни про "бело морюшко студено..." петь да разные поморские "шин" - хороводы плести.
К слову, сельские дети из Сухого ходили учиться в школу за 14 км, в соседнее село Шижня. Неделю жили там в интернате, а в субботу пешком топали домой, чтобы на следующий день, в воскресенье, также на своих двоих вернуться в школу.
 В 30-е годы не только в маленьком Сухом, но и в Шижне, в Вирме и большущем в то время Сумском Посаде были огромные личные стада крупного рогатого скота. На протяжении 50 километров беломорского побережья от Беломорска до Сумского Посада в 30-е годы поморы очень сытно содержали стадо. А вот в 80-е годы общественное стадо здесь и вовсе приказало долго жить. Трудно, мол, и нерентабельно - Север, холода...
В Сухом, как и во многих поморских селениях спиртного не пили, хотя  широкие и раздольные деревенские гулянки и праздники с непременным гостеванием, пением и хороводами проходили регулярно. От нынешней массовой заразы спасала, вероятно, не только ее труднодоступность, но прежде всего образ жизни и вера, постоянное ощущение ответственности перед Всевышним, которую принято называть страхом Божьим.
 Судя по всему, православные жители села Сухое, равно как и всего Поморья, подвергались сильному влиянию старообрядчества, центр которого, как известно, был в верховьях реки Выг. В воспоминаниях бывших жителей села сохранились рассказы про некоего отца Василия. Это был двухметрового роста мужичина, который обосновался выше по течению Кузьреки в 30 километрах. Рассказывали, что жил он с матушкой, была у него усадьба, овцы, куры. В деревню он приходил регулярно только за сахаром и мукой, которые покупал мешками. По рассказам выходило, что отец Василий нрава был кроткого и приветливого, охотно беседовал с любым, кто с ним заговаривал. Стоит отец Василий посреди села, беседует. На одном плече у него мешок с мукой, на другом- мешок с сахаром. Подходит еще кто-нибудь поговорить, потом еще кто-нибудь... Полчаса стоит - час, тихо так беседуют, а мешки на плечах лежат, ни за что на землю не опустит. Поговорит, попрощается и к себе на усадьбу пойдет - 30 километров вдоль реки. Чтобы дорога была полегче, отец Василий своеобразный "тротуар" вдоль берега построил. Свалит дерево, расколет его на две половинки и плоской стороной кверху уложит.
В Сухом была своя церковь, ее почему-то считали "мирской". Многие из села ходили молиться к отцу Василию. Церковь и по сию пору в Сухом стоит, правда, переделанная в свое время под клуб. Нынешний беломорский священник отец Сергий, двухметровым своим обликом и силой очень похожий на отца Василия с верховьев Кузьреки, захотел как-то перевезти церковь из села в райцентр. Сняли обшивку, а бревна на срубе сияют как новые... Но местные жители не дали рабочим церковь разобрать, и отец Сергий приезжал потом в село извиняться.
В войну на окраине села, в местечке, которое называется "за Федосьей", нарушив старое деревенское кладбище, военные вырубили в скале запасной командный пункт штаба Карельского фронта. Его останки и до сих пор виднеются среди мелкого леса и бурьяна. Беломорск был военной столицей республики, там располагалось и правительство, партийное, военное и партизанское начальство. (по материалам Константина Гнетнева, газета «Карелия», N 31(630) за 15 апреля 2000 годаhttp://www.gov.karelia.ru/Karelia/630/54.html)
На территории села Сухое находятся Церковь Казанской Божьей Матери(кон. ХIХ - н. ХХ вв.) и сельское кладбище (кон. ХIХ - н. ХХ вв.), которые находятся в списке выявленных памятников архитектуры и истории Беломорского района. Церковь Казанской Божьей Матери представляет историко-архитектурный интерес как один из немногих, дошедших до настоящего времени, примеров культовых сооружений поморских прибрежных поселений Беломорского района.

Основание села Сухое и построение в нем часовни (Исполнитель: Моисеева Надежда Тарасовна,1905 г.р., записано в д. Сухое, 1969 г.)

«...Как будто им хотелось поселиться у реки. Не теперешни люди, верующи были. Икону принесли к реке, а икона (а икона была «Богородица») оказывалась на этом месте. Здесь часовню построили. Она была такая красавица — любо посмотреть было; кумпола были красивые-прекрасивые.

Сколько топоров переломали, пока хотели березу срубить, под которой икона сидела, когда храм на этом месте хотели построить. Березу так и не смогли срубить, так ее и оставили в храме. Она была замаскирована, шелковыми платками завешена. Как кто заболеет, так и несут ей дары.

И сколько раз икону переносили к реке, столько раз она сюда и возвращалась. Так и основалась на этом месте деревня..."

Зап. Н. Криничная, В. Пулькин, 1969 г. Шифры архивов: НА 135/124. Опубликовано в кн.: Северные предания: Беломорско-Обонежский регион / Изд. подгот. Н.А. Криничная. Л., 1978. С. 46.

 ГУ "Информационный туристский центр РК" благодарит за предоставленные фотографии Соколова Михаила.
Яндекс.Метрика