г. Петрозаводск, пр. К.Маркса, 14

Тел. +7 (8142) 76-48-35

г.Петрозаводск, ул. Свердлова, 8

Русский English

Горка

Горка
Певин П. Очерк Горскаго прихода, Петрозаводского уезда, Олонецкой губернии
// Олонецкие губернские ведомости. 1894. № 46. С. 7 – 10.

Горскiй приходъ Петрозаводскаго уѣзда расположенъ на сѣверъ отъ г. Петрозаводска, приблизительно между 52—530 в. д. и 62-630 с. ш. Онъ находится въ ближайшемъ сосѣдствѣ съ мѣстностью, извѣстною подъ названiемъ „Заонежье”. Многiе знающiе с. Горку, ведя рѣчь о ней, часто опредѣляютъ ея мѣстоположенiе такъ „Горка, что въ Заонежьи”, но такое опредѣленiе нѣсколько не соотвѣтствуетъ установившемуся понятiю о Заонежьи. Подъ именемъ Заонежья у насъ принято считать села и деревни, составляющiя Великогубскую и Толвуйскую волости. Село же и всѣ деревни Горскаго прихода входятъ въ составъ Петропавловской (Кондопожской) волости. Поэтому Горскiй приходъ и не можетъ причисляться къ Заонежью.

Обращаясь къ писцовымъ книгамъ, первое свидѣтельство о жительствѣ въ Горской мѣстности мы находимъ въ „письмахъ Ондрѣя Васильевича Плещеева и подъячаго Семейки Кузмина 7091 г. (1582—1583 г.).  Въ этихъ письмахъ Андрея Плещеева между прочимъ значится: „погостъ Спаской въ Кижахъ на Онегѣ озерѣ... Въ Спаскомъ же погостѣ… деревни на Кижскомъ островѣ... въ Чеболакши, въ Типиницахъ… въ Кондопогѣ у погоста, въ Нѣгѣ островѣ, на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши, на Коневѣ островѣ, въ Чеболакши въ Кучей губѣ, въ долгомъ наволокѣ, въ долгомъ наволокѣ, на вегоруксѣ” и т. д. (См. Новгородскiя пятины. Изслѣдованiя Неволина. Прилож. VI, стр. 162).За отсутствiемъ въ настоящее время второй Чеболакши, я допускаю предположенiе, что деревня „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши” есть нынѣшнее село Горка. Справедливость своего предположенiя основываю на слѣдующемъ. Во первыхъ, село Горка въ описанiяхъ подъ этимъ именемъ не встрѣчается. Заселенiе же Горскаго острова было въ концѣ XVI ст., такъ какъ въ началѣ XVII ст. здѣсь уже строится храмъ, постройка котораго уже говоритъ о значительномъ числѣ жителей. Во вторыхъ, Горскiй причтъ въ XVII столѣтiи называется Чеболакскимъ, напр. въ Челобитныхъ значится „Чебалокшскiй попъ Понкратъ Самсоновъ (1-й Горскiй священникъ).” Въ деревни же Чеболакши церкви никогда не существовало, а въ нынѣшнемъ селѣ Горкѣ церковь существуетъ, какъ замѣчено, съ начала XVII ст. — Въ третьихъ наконецъ, выраженiе Плещеева „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши”, можно думать, указываетъ на мѣстоположенiе деревни на островѣ. Объ островѣ какъ сушѣ, окруженной со всѣхъ сторонъ Онежскими водами, значитъ находящемся внутри этого водовмѣстилища, — можно выразиться „деревня на Онежскомъ озерѣ;” если же деревня расположена на материкѣ, подобное выраженiе будетъ не правильно. О Кижахъ, расположенныхъ на островѣ, Плещеевъ также выражается: “погостъ Спаской въ Кижахъ на Онегѣ озерѣ.” — Не говоритъ же Андрей Плещеевъ прямо — „на островѣ” можетъ быть потому, что островъ не былъ извѣстенъ подъ какимъ либо особымъ именемъ. И въ настоящее время островъ, на которомъ расположена Горка, не имѣетъ особаго имени; отъ села онъ называется — Горскимъ, отъ церкви — Никольскимъ. — Итакъ, на основанiи того, что о Горкѣ не упоминается въ письмахъ Андрея Плещеева, между тѣмъ какъ островъ былъ заселенъ во время производства имъ записей селенiй; на основанiи того, что нынѣшнiй Горскiй причтъ назывался Чеболакшскимъ и на основанiи выраженiй „на Онежскомъ озерѣ”, указывающемъ на мѣстоположенiе деревни на островѣ, — я и рѣшаюсь предположить, что первоначально Горка носила названiе „Чеболакши” и что относительно этого селенiя говорится въ письмахъ Плещеева „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболокши.” Чтобы отличить близъ лежащiя одноименныя деревни Плещеевъ и присоединяетъ указанiя на ихъ мѣстоположенiе — „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболокши”, “въ Чеболокши въ Кучей губѣ. ” Видъ села Горки, вслѣдствiе двухъ бывшихъ пожаровъ измѣнялся уже не разъ. Первый пожаръ былъ въ концѣ прошедшаго столѣтiя, около 1780 годовъ. Точно не извѣстно какой видъ имѣла до этого пожара Горка, передаютъ только, что дома строились безъ всякаго порядка и были расположены близко къ храму. Обстроившись послѣ перваго пожара Горка приняла видъ нѣсколько подходящiй къ современному. Дома были расположены правильно въ два ряда и образовывали двѣ улицы сѣверную и западную (или какъ принято называть на Горкѣ — „Сѣверный Конецъ” и „Подгору”). — Но строенiя тогда были очень скученны; нѣкоторыя дома стояли на столько близко другъ къ другу, что съ крыши одного дома можно было безъ затрудненiя переходить на крышу сосѣдняго. — Эта смежность построекъ и была одною изъ причинъ того, что пожаръ, вспыхнувшiй въ ночь съ 13 на 14 августа 1882 года истребилъ почти все село, оставивъ лишь на краяхъ села по два дома и на третьемъ — три. — Послѣ втораго пожара площадь, занимаемая селомъ, расширена къ югу саженъ на 90. Теперь дома не громоздятся одинъ на другой, на каждомъ планѣ не болѣе одного дома, на вновь отведенномъ полѣ образовался новый поселокъ; мѣстными жителями прозванный „новой деревней”. Новизна строенiй, правильная постановка домовъ, близость благоустроенныхъ церквей, оживленныя окрестности, — все это придаетъ Горкѣ красивый видъ. Но если новая Горка выигриваетъ предъ старой семетричностiю построекъ, то она уступаетъ ей въ красотѣ построекъ. Истребленная въ нѣсколько часовъ въ памятную для Горчанъ ночь 13 августа, Горка имѣла болѣе величественныхъ и красивыхъ домовъ. Особенно выдѣлялся своей громадой и своими башенками-чердачками домъ крест.-купца А—ва. — За эту красоту и величественность построекъ старую Горку проѣзжающiе не рѣдко для краснаго словца называли „крайчикомъ Москвы”.
с. Горки, долгое время именовался такъ: „Кижскаго прихода Горская выставка”. — Выставка же, по объясненiю Неволина, „означала селенiе, построенное изъ другаго селенiя, какъ бы его колонiю” (см. Новгородскiя Пятины, изслѣдованiя Неволина, стр. 101.) Согласно съ объясненiемъ Неволина слѣдуетъ, что селенiе Горка образовалось изъ Кижъ, т.-е<.> жители Кижъ выселились на Горку и образовали Горскую выставку.
къ началу XVII столѣтiя, если не всѣ, то большая часть Горскихъ жителей были православные, — они чувствуютъ уже потребность, необходимость въ домѣ молитвы и строятъ въ началѣ этого столѣтiя храмъ.
Въ настоящее время въ селенiи Горкѣ — два храма. — Оба во имя Святителя и Чудотворца Николая. — Одинъ храмъ деревянный, другой каменный. Каменный храмъ построенъ въ настоящемъ столѣтiи на средства уроженца Горскаго прихода деревни Селюгиной горы, Петербургскаго 1 гильдiи купца Данiила Петровича Кротова. Надпись на деревянномъ крестѣ, имѣющемся въ Горской церкви, гласитъ, что основанiе каменной церкви было заложено 20 iюля 1846 г. черезъ два года постройка была закончена и 10 iюля 1848 г. произошло освященiе новопостроеннаго храма. Освящалъ храмъ благочинный священникъ Шуйскаго прихода о. Григорiй Студитовъ съ мѣстнымъ причтомъ.
За долго до каменной церкви была построена, существующая и въ настоящее время, деревянная церковь. Основанiе ея относится къ XVII в., — только возникаетъ сомнѣнiе, въ какомъ именно году построена эта церковь. Въ 1866 году, при ремонтѣ церкви, были случайно найдены, прибитыя къ внутренней сторонѣ шатра (конуса) 8 досокъ съ надписью. Вотъ эта надпись: 1-я доска: „Лѣта ЗРОЗ (7177) построенъ сей храмъ (2-я доска) Иже во Святыхъ Отца нашего Николы Архiепископа Мирликiйскаго Чудотворца при дер<.> (3-я доска) жавѣ Великаго Государя Царя, Великаго Князя Алексѣя Михаиловича (4-я доска) Великiя и Малыя и Бѣлыя Россiи Самодержца и при Святѣйшемъ Патрiархѣ Iоасафѣ (5-я доска) и при Преосвященномъ Митрополитѣ Питиримѣ и при благовѣрной Царицѣ и великой княгинѣ Марьи (6-я доска) Ильиничнѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и Великомъ Князѣ Алексѣѣ Алексѣевичѣ и при благо- (7-я доска) вѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ (8-я доска) Сνмеонѣ Алексѣевичѣ и при благовѣрномъ Царевичѣ и великомъ князѣ Иванѣ Алексѣевичѣ, во славу Богу”. Приведенная надпись, повидимому, не оставляетъ сомнѣнiя, въ какомъ году построенъ храмъ. Согласно надписи, построенiе нужно отнести къ (7177—5508) 1669 году. Но въ архивѣ Горской церкви имѣются документы, какъ бы противорѣчащiе этой надписи. Такъ, изъ церковныхъ документовъ видно, что Чеболакшскiй попъ Панкратъ Самсоновъ подаетъ въ 152 г., т. е. 7152 или 1644 г., челобитную объ утвержденiи острова Коневца за священно-церковно-служителями. Фактъ существованiя священно-церковно-служителей въ Горскомъ приходѣ въ 1644 г. — говоритъ о томъ, что церковь существовала ранѣе 1669 г. Опираясь на одну челобитную попа Панкрата Самсонова, слѣдовало бы сдѣлать тотъ выводъ, что въ 1669 г. строится уже второй храмъ, а первый существовалъ до этого года. Но такого вывода сдѣлать нельзя и вотъ почему. Въ томъ же Горскомъ церковномъ архивѣ мы находимъ два письменныхъ документа, въ которыхъ указанъ годъ построенiя деревяннаго храма: а) Историческiя свѣдѣнiя о Горскомъ приходѣ и б) „Опись церковная Горской выставки”. Въ „Историческихъ свѣдѣнiяхъ”, между прочимъ, говорится: „Церковь деревянная, во имя Святителя Николая, построена въ 7135 году тщанiемъ прихожанъ, сiе записано на деревянномъ крестѣ, хранящемся въ церкви”. „Историческiя свѣдѣнiя о Горскомъ приходѣ” составлены благочиннымъ священникомъ Марцiальноводскаго прихода о. Григорiемъ Петровымъ Доворецкимъ около 40-хъ годовъ настоящаго столѣтiя и подписаны мѣстнымъ причтомъ (священникомъ Антонiемъ Аменовымъ, дьякомъ Перскимъ, пономаремъ Трофимомъ Дмитрiевымъ). То обстоятельство, что „Историческiя свѣдѣнiя” составлены лицомъ оффицiальнымъ, при участiи мѣстнаго причта, и въ нихъ авторъ опредѣленно говоритъ, почему построенiе церкви онъ относитъ къ 1627 г. (7135—5508), — все это побуждаетъ признать ихъ правдивость .
Гораздо древнѣе „Историческихъ свѣдѣнiй” другой документъ — „Опись церковная Горской выставки”. Она составлена въ 1768 г. марта 24 дня и подписана священникомъ Зиновiемъ Ивановымъ, дьячкомъ и пономаремъ (имена послѣднихъ написаны такъ неразборчиво, что ихъ нельзя прочитать). Въ этой древней описи на первомъ листѣ говорится: „Церковь деревянна, во имя Чудотворца, построена въ лѣто 7135 го”…, т. е. опять же въ 1627 г. Указанная опись содержитъ описанiе тѣхъ самыхъ иконъ и священныхъ сосудовъ, какiе имѣются и теперь въ деревянной церкви. Хотя въ описи не указано, откуда заимствованы свѣдѣнiя о годѣ постройки храма, — но допускать, что годъ указанъ приблизительно, нѣтъ основанiй. Скорѣе всего церковно-служители, составляя опись, точно знали годъ построенiя храма, иначе они помѣтили бы, что храмъ неизвѣстно когда построенъ. Какъ же теперь согласить противорѣчiя? Надпись на доскахъ свидѣтельствуетъ о построенiи деревянной церкви въ 1669 г., а три документа какъ бы опровергаютъ эту надпись: два изъ нихъ говорятъ, что церковь построена за 42 года ранѣе 1669 г., а третiй документъ говоритъ о существованiи причта, а значитъ и церкви, по крайней мѣрѣ, въ 1644 г. Сомнѣваться въ правдивости того или другихъ памятниковъ — нѣтъ основанiй. Чтобы согласить бросающiяся въ глаза, при сличенiи письменныхъ памятниковъ, противорѣчiя, необходимо допустить слѣдующее. Деревянный храмъ былъ основанъ въ 1627 году, какъ объ этомъ говорятъ о. Зиновiй Ивановъ въ „Описи церковной” и о. Григорiй Доворецкiй въ „Историческихъ свѣдѣнiяхъ о Горскомъ приходѣ”. Около этого же времени появляются первые священно-церковно-служители Горской выставки, какъ это видно изъ прошенiя попа Панкрата Самсонова, поданнаго въ 1644 г. Въ 1669 же году происходитъ поновленiе или расширенiе основаннаго въ 1627 г. храма. Въ пользу высказаннаго мнѣнiя о построенiи храма въ 1627 г. и возобновленiя его въ 1669 г. говоритъ то обстоятельство, что при ремонтѣ церкви, бывшемъ въ 18<6>6—67 гг., Горскiе крестьяне замѣтили, что храмъ былъ сдѣланъ изъ бревенъ, бывшихъ уже въ употребленiи при какой то постройкѣ. Не иначе, что эта постройка былъ тотъ же храмъ, расширенный или вновь передѣланный въ 1669 году. Относительно того, — первый ли храмъ строился въ Горкѣ въ 1627 г., — съ большей достовѣрностiю можно отвѣчать утвердительно, такъ какъ православные изъ русскихъ начали селиться на Горскихъ берегахъ только въ XVI стол. и первоначально, въ виду своей малочисленности, едва ли могли построить храмъ ранѣе начала XVII стол. и если допустить, что храмъ русскими насельниками былъ построенъ тотчасъ по переселенiи на Горскiе берега (въ XVI в.), то не было, по видимому, надобности воздвигать новый храмъ въ 1627 г. Кромѣ этого, Андрей Плещеевъ, говоря въ своихъ письмахъ о селенiяхъ въ нынѣшней Горской мѣстности, относитъ, какъ мы видѣли, эти селенiя къ Кижскому приходу и ни слова не говорить о существованiи къ нынѣшней Горской мѣстности храма. Съ 1582—1583 г., когда описывалъ приходы Плещеевъ, до 1627 г., — некогда появиться двумъ храмамъ въ малолюдной мѣстности. Итакъ, въ с. Горкѣ въ 1627 г. построенъ первый храмъ. Видъ этого храма былъ таковъ. Небольшая, около 7 саж. длины, церковь не была обшита тесомъ ни съ внутренней, ни съ внѣшней стороны. Надъ срединой храма возвышался шатеръ, постепенно съуживающiйся къ верху. Во внутрь храма вели двѣ лѣстницы съ сѣвера и юга; по сторонамъ лѣстницъ были устроены перила, а надъ верхомъ лѣстницъ, какъ и надъ входнымъ крыльцомъ, — навѣсъ. Внутреннiй видъ церкви былъ сумрачный. Церковь освѣщалась небольшими окошечками и при томъ окна были размѣщены не въ одну линiю, а такъ, что одни окна были выше, другiя ниже. Внутреннее дѣленiе храма на части было такъ неравномѣрно, что паперть выходила болѣе средняго храма, могущаго вмѣстить десятка 2—3 молящихся; остальные же предстоящiе должны были оставаться въ паперти. Эта тѣснота и была, по всей вѣроятности, одной изъ главныхъ причинъ, побудившихъ приступить въ 1866 г. къ расширенiю храма. Послѣ двухсотлѣтняго существованiя, древнiй видъ храма былъ измѣненъ. Конусообразная форма осталась та же. Прежнiй среднiй храмъ и паперть теперь составили одинъ среднiй храмъ. Вновь были пристроены паперть и площадка съ входной лѣстницей, такъ что длина храма увеличилась. Съ внутренней и внѣшней стороны храмъ былъ обшитъ тесомъ. Старинныя верхнiя окна были уничтожены, а нижнiя увеличены. Древнiя иконы были вновь переписаны иконописцемъ Потаповымъ, памятникомъ древняго иконописанiя въ Горскомъ храмѣ остался, кажется, только одинъ образъ великомуч. Георгiя. Наконецъ, произведена окраска всего храма съ внутренней и внѣшней стороны. По окончанiи ремонта (въ 1866—1867 гг.), храмъ отчасти утратилъ видъ своей древности, но за то выигралъ въ приличiи и благолѣпiи.
Ремонтъ произведенъ былъ на средства мѣстнаго прихожанина Дмитрiя Прокопьевича Аксенова, человѣка всегда отзывчиваго на нужды св. храма и на нужды жителей. Кромѣ произведеннаго ремонта, Аксеновымъ сдѣлано было не мало пожертвованiй въ оба Горскiе храмы. Къ крайнему сожалѣнiю, Дм. П. Аксеновъ нашелъ себѣ могилу не на родномъ кладбищѣ вокругъ тѣхъ храмовъ, о благолѣпiи которыхъ онъ такъ заботился, а въ водахъ Ладожскаго озера, погибнувъ при извѣстномъ столкновенiи пароходовъ, въ ночь съ 8-го на 9-е октября 1873 г.
Обобщая все вышеизложенное о прошломъ Горскаго прихода можно сдѣлать слѣдующiй выводъ.
Первоначально по берегамъ нынѣшняго Горскаго прихода блуждали финны-кореллы. Съ теченiемъ времени эти первоначальные жители подъ наплывомъ новыхъ пришельцевъ русскаго происхоженiя удаляются въ глубь материка. Новые пришельцы, — уже потомки Новгородцевъ, — жители Кижскаго побережья. Начавъ селиться на Горскихъ берегахъ не ранѣе XIV и не позже XVI ст., — русскiе пришельцы образуютъ къ 1582—1583 г. четыре селенiя „на Онежскомъ озерѣ въ Чеболакши” (нынѣшняя Горка,) „на Коневѣ островѣ” (теперь жительства нѣтъ), „въ Чеболакши въ Кучей губѣ” (Чеболакша) и долгомъ наволокѣ (нынѣ Лукинъ-Наволокъ).