г. Петрозаводск, пр. К.Маркса, 14

Тел. +7 (8142) 76-48-35

г. Сортавала, ул. Садовая, 11

Тел. +7 (81430) 4-83-11

Русский English

Толвуя

Толвуя

Толвуйский приход Олонецкой губернии, Петрозаводскаго уезда. отстоит от Петрозаводска на 100 верст прямым зимним путем и расположен в северной части Онежского озера, именно, на западном берегу этого озера; расширяясь по берегам и углубляясь внутрь материка. Самый погост Толвуйского прихода находится на полуострове, между двумя небольшими заливами озера. Толвуйский приход — один из самых древних приходов Олонецкой губернии.
О Толвуянах упоминается уже в Обводной грамоте 1375 года, в которой содержится вечный договор между крестьянами Шунгскими, Толвуйскими и Кузарандскими и Челмужским боярином Григорием Семеновым об урочищах его владений. Значит, местность, занимаемая теперь толвуйским приходом, заселена была раньше второй половины XIV столетия. Можно утверждать, что аборигенами теперешнего толвуйского прихода и другихъ окрестных приходов было не русское племя, а финское и родственные с ним лопское и корельское племена. За это говорятъ уже названия местностей и деревень. Само название прихода „Толвуя”— карельское. В старину жители прихода назывались не Толвуянами, а Тальлянями, а название ,,Тальляне” прямо производится от карельского слова ,,талви”; что значитъ. „зима”, ,,север”. Так назван приход в противоположность к другому приходу, расположенному южнее Толвуи верстъ на 60, к Кижам, а название „Кижи” видоизменено из карельского же слова „кёза” —лето, юг. Таким образом, названия обоих приходов произошли из противоположности географического положения одного к другому. Впоследствие сюда проникли новгородские выходцы, которые сослужили немалую службу в смысле обрусѣния заонежского края. Вероятно, с появлением новгородцев сюда стал проникать свет веры Христовой и здесь образовался приход. В первой половине ХV столетия религиозно-нравственное сознание в крае до того было развито, что один из толвуйских прихожан уже почувствовал сильное влечение к отшельнической жизни. То былъ преподобный Зосима, впоследствии один из первых основателей знаменитого Соловецкого монастыря.
В самом начале XVII столетия родина преподобнаго Зосимы дала невольный приют инокине Марфе, в миру Ксении Ивановне, матери царя Михаила Феодоровича. Ксения Ивановна была сослана в заточение в новгородский уезде, в Обонежскую пятину, в Егорьевский погост, как тогда назывался Толвуйский приход. Историческими памятниками пребывания инокини Марфы в Толвуйском приходе служат две грамоты, данные Михаилом Федоровичем, сыном опальной боярыни, по вступлении его на всероссийский престол, — одна толвуйскому священнику Ермолаю Ключареву, а вторая — Толвуйской волости, Вяжицкаго монастыря крестьянам. Первою были пожалованы реки для рыбной ловли, числом 12, около Челмужской губы и обширное пространство земли около Челмуги в вечное владение священнику Ключареву.
Существуетъ предание, относящееся к позднейшему времени, когда она была уже возвращена из заточения икогда царственный сын ее был уже Самодержцем всея России. По этому преданию, Марфа Іоанновна не забыла услуг толвуйских доброхотов и вызвала их в Москву. Там она предложила им выбрать одно изъ двух: или единовременно получить по 100 рублей каждому, или пользоваться вечно льготами и преимуществами, какие им будут даны. Толвуяне, посоветовавшись со сведущими людьми; избрали последнее и получили жалованные грамоты на вышесказанныя угодья и льготы. Потомки священника Ермолая Ключарева проживали в Челмужском приходе, в 15 верстах от Толвуи, под именем челмужских вотчинников, а обеленные крестьяне — в Толвуе, в двух вышеупомянутых деревнях.

В старину, по обилию богачей, в устах соседей назывался приход „золотым дном”. Существует предание, что во время посещения Толвуйского прихода пр. Игнатий, вышедши из храма и увидев много лошадей, поставленных на погосте, в серебряных сбруях, сказал окружавшим его крестьянам: ,,ах Толвуяне, Толвуяне, сбруи-то на лошадях ваших серебряные, а святые иконы в храме деревянные, без риз серебряных”! Слова Архипастыря имели свою силу. Говорятъ, что с тех пор Толвуяне стали украшать церковныя иконы серебряными ризами и приличными киотами.
 
Приход разбросан по большей части небольшими деревнями, из коих дальнии отстоят на 7, 10 и 15 верст от погоста. Храмов в старину было два: один во имя Св. Живоначальныя Троицы с приделом препод. Зосимы и Савватия, другой во имя св. великомученика Георгия с приделом в честь Знамения Божией Матери. В 1845 году 2 июня оба эти храма сгорели от молнии. Вместо сгоревших сначала выстроен был в 1848 году деревянный однопрестольный храм во имя св. Живоначальной Троицы, а потом в 1876 году и каменный, тоже однопрестольный, во имя св. великомученика Георгия. Деревянный храм сгорел по неосторожности обращения с огнем церковных сторожей. Был еще деревянный храм за 7 верст от погоста в деревне Падмозеро во имя Св. Димитрия Солунского.
К построению каменного храма побуждал толвуян во главе с причтом Высокопреосвящ
енный Аркадий, Архиепископ Олонецкий и Петрозаводский. Когда явилось первое предположение о постройке каменнаго храма, то непременным желанием толвуйских священников было создать храм трехпрестольный, чтобы восстановить в нем приделы старинных храмов; поэтому решена была постройка храма во имя св. Великомученика Георгия с приделами в честь Знамения Божией Матери и преподобных Зосимы и Савватия. Это доброе желание толвуйских священников вполне согласовалось и с волей Высокопреосвященнаго Аркадия. Но не суждено было осуществиться этому доброму желанию, потому что оно не отвечало, кажется, желанию местных богачей 3—х, которым почему-то хотелось иметь храм однопрестольный. Уже план был утвержден, приступлено было к постройке храма и постройка была доведена почти до кровли; в это время скончался старший толвуйский священник А. М., а вслед за тем вскоре и Высокопреосвященный Аркадий удалился на покой в Свирский монастырь. Это обстоятельство иначе повернуло дело. Постройка храма была остановлена; строение, ни чем не покрытое и предоставленное всяким случайностям, стояло около 3—4 лет; затем приглашен был архитектор, который и забраковал постройку. План пересоставили, немного убавили в размерах, недоконченное строение срыли и на том же месте построили однопрестольный храм, который и был освящен преосвященным Іонафаном 25 июля 1876 года.
В 1850 году открыта была первая школа (церковно-приходская), которая переходила то в горное ведомство, то в ведение мировых учреждений и, наконец, в земство и училищный совет. В XVIII и XIX столетии, по крайней мере до конца 60-х годов, обучали грамоте и выходцы из Даниловского скита, преимущественно женщины, называвшиеся в народе „монастырками”. Некоторые из „монастырок” были и родом из Толвуи; толвуяне нередко отдавали своих детей и преимущественно дочерей учиться в Данилов скит; научившись там мудрости староверской, он делались потом учительницами детей своих односельчан и вообще земляков.
Некоторо
е время в Толвуе была и женская школа, открытая по настоянию преосвященнаго Аркадия.  От неизвестного числа и года Высокопреосвященный Аркадий писал: „Жена Вашего пономаря Федота Велеславова Евфимия Петрова умеет читать, писать и петь; может обучать и детей женского пола у себя в доме; мой разговор с нею об этом (предмете) она передаст вам: я бы желал открыть училище для девушек у вас, под вашим наблюдением: войдите в соображение по сему и об основаниях, на коих может быть открыто училище это, уведомьте меня: уведомьте скорее; сиротам духовного звания можно ожидать пособия из Петрозаводска. Будьте откровенны и рассудительны: эта умная пономарица можетъ быть полезнее других для настоящаго дела”.
Вероятно, это письмо было писано около 1855 года, потому что в 1856 году женское училище в Толвуе было открыто, а учительницею была назначена упоминаемая в письме Евфимия Петрова Велеславова. Следует, впрочем, сказать что женское училище существовало больше на бумаге чем на деле. Евфимия Велеславова была женщина семейная, жила со своим мужем и детьми в грязной лачуге, в которой велось все хозяйство и помещался весь домашній скарб, начиная с чайной чашки и кончая корытами для стирки белья и ведрами с поилом для домашних животных. Сначала, действительно, было несколько девочек в школе, но потоме родители перестали отдавать туда своих детей, потому что, во-первых, не видели успехов в учении, а во вторых, узнали, что дочери их больше прислуживают учительнице по хозяйству, чем учатся грамоте.
Таким образом, в  Толвуйском приходѣе было четыре школы, все земские: одна на погосте, другая в Загубье, подле родной деревни преподобнаго Зосимы ,третья в слободе и четвертая в Падмозере.
Машезерский И. Родина Преподобного Зосимы, Соловецкого Чудотворца // Олонецкие епархиальные ведомости. 1899. № 2. С. 25 – 28; № 3. С. 24 – 26; № 4. С. 29 – 31.

От Москвы до Толвуи было 1200 верст. Дорог практически не было, летом добирались по воде, зимой налаживали санный путь, а в межсезонье сообщение было крайне затруднительным. Вероятно, поэтому царь Борис Годунов выбрал Толвуйский погост местом заточения для боярыни Ксении Ивановны Романовой, в инокинях Марфы.

Неподалеку от Толвуи можно осмотреть источник "Царицын ключ" (35-й км дороги на Медвежьегорск), с которым связана история про инокиню Марфу.

В 6 км к северу от Толвуи на острове Палей находятся руины Палеостровского монастыря.