г. Петрозаводск, пр. К.Маркса, 14

Тел. +7 (8142) 76-48-35

г.Петрозаводск, ул. Свердлова, 8

Русский English

Пустынь "Андрусова" (XVI-XIX вв.)

Пустынь "Андрусова" (XVI-XIX вв.)
Район
Город / населенный пункт Ильинский
          Недалеко от пос. Ильинский (прим. 7 км) на берегу Ладоги, в небольшой бухте находился Андрусов (Ондрусов) монастырь.
Чтобы попасть на дорогу, ведущую к месту, нужно пересечь реку Олонку по автомобильному мосту и сразу повернуть направо по дороге вдоль реки. Доехать до монастыря можно, однако тот, кто неуютно чувствует себя в лужах и на каменистой дороге, может пройти пару километров пешком, как это сделал император Александр I, посещавший обитель.
Монастырь был основан в начале XVI в. бывшим боярином Андреем Завалишиным после его пострижения в монахи в Валаамском монастыре. На такое решение его подвигла случайная встреча с Александром Свирским. В житии написано, что в удобной бухте на берегу Ладоги было убежище местного пирата Ондруса, который не хотел соседства с монашеской обителью. Тем не менее, пираты разрешили Андрею остаться, а впоследствии Ондрус также стал монахом. Вот так, вместо пиратской базы стал развиваться монастырь.
 
 «Богатство, которого так часто люди добиваются нечестными средствами, счастья не дает. И благо тем, кто не увлекается им, а ищет, прежде всего, царствия Божия и правды его. И благо такому человеку! Господь сугубо вознаградит его, как то и видим на примере прп. Адриана, основателя Андрусовой пустыни (в 25 верстах от г. Олонца)». Так начинается Житие преподобного в Олонецком патерике, изданном в далеком 1910 году.
 
Преподобный Адриан Ондрусовский (в миру Андрей) происходил из рода дворян Завалишиных и был царедворцем Великого князя Иоанна III Васильевича. Проживая в Обонежской пятине, близ Ладожского озера, в родовой отчине, боярин Андрей часто с дружиной ходил на звериную охоту в дремучих лесах сурового северного края. Однажды в 1495 году, догоняя оленя, очутился он в диком месте, где, казалось, не ступала нога человека. Здесь он наткнулся на отшельническую келью прп. Александра Свирского, который подвизался в лесной чаще уже семь лет. Повесть монаха о своей жизни произвела на Андрея глубокое впечатление. Юноша стал часто навещать преподобного, приносил хлеб и слушал его наставления. Андрей Завалишин тоже решил изменить свою жизнь. Он оставил богатое имение и по благословению прп. Александра Свирского удалился в Валаамскую пустынь, где принял иночество с именем Адриана. Несколько лет провел он в монашеских подвигах. Потом, по благословению валаамских старцев, избрал себе уединенное место на полуострове в восточной стороне Ладожского озера. И вскоре с братией воздвиг две церкви – Введения во Храм Пресвятой Богородицы и храм в честь святителя Николая Чудотворца. Так был основан Свято-Николаевский монастырь, который местные жители прозвали Ондрусовским, по имени его основателя (на местном наречии «Ондрус» значит Андрей).
 
Василий III пожаловал милостыню инокам Адриановской пустыни из своей казны, повелевая и впредь «выдавать то же, переступая через два года, безволокитно», вместе с тем он освободил монастырь от пошлин на ловлю рыбы. Местное предание сохранило историю особого подвига прп. Адриана. В дремучем лесу на острове Сала (дебрь), напротив Адриановой пустыни, укрывались разбойники, промышлявшие грабежом на Ладожском озере. Близкое соседство обители было им не по нраву. Наконец, атаман предупредил пустынников, чтобы убирались подобру-поздорову. Скорбно было Адриану расстаться с местом, где благословил ему жить его великий наставник. Не имея средств для выкупа, он умолял разбойника отдать полуостров мирным труженикам, обещая молиться за него и увещевая бросить богомерзкое неправое дело. Долго взывал к жестокосердному грешнику со слезами преподобный, пока тот все-таки не смягчился, сказав: «Живите». На каменистом мысу Ладожского озера, и поныне называющемся Сторожевским, жил тогда и другой разбойник со своей шайкой, подстерегающей пловцов. Оба атамана враждовали, и случилось им однажды во время промысла столкнуться, — завязалась борьба. Недавний гонитель Адрианов был побежден и скованным брошен в лодку. Несчастный знал, что после истязаний его ожидает смерть. Вспомнил он советы пустынника, и горькое раскаяние пронзило его душу. Вдруг видит он перед собой Адриана, который говорит ему: «По милости Господа, ради которого просили у тебя пощады пустынному братству, ты свободен». Атаман увидел себя на берегу без оков и, потрясенный, направился в обитель. Адриан с иноками стоял на псалмопении и, как оказалось, не покидал храма. Атаман пал к его ногам и просил научить путям спасения. Оставшись в монастыре, он окончил свою жизнь в тихом покаянии. Его соперник по ремеслу молитвами старца тоже вразумился, основал обитель молитвы и подвизался в ней как инок Киприан.
 
 «В 1546 году Царь Иоанн Васильевич особенною грамотою еще отпустил щедрую милостыню. Последнее пожертвование Царя почти обеспечило существование пустыни и вызвало основателя в Москву. Престольный град был тогда в ожидании разрешения от бремени Царицы Анастасии Романовны. Предание говорит: чтобы упрочить долгоденствие и здравие ожидаемого младенца, бояре, руководствуясь древним суеверием, советовали Царю взять в восприемники первого попавшегося на встречу путника и во избежание несчастливой, по предрассудку, встречи с монахом отдан был приказ, чтобы ни один черноризец, под страхом смертной казни, не смел показываться на улицах московских, пока не будет совершено святое крещение царственного младенца. В ночь на 1 августа 1549 года Царь Иоанн Васильевич был обрадован рождением дочери. Державный родитель велел немедленно привести с улицы первого встречного. Едва посланный вышел из царских палат – с ужасом увидел он пред собою престарелого инока! Услышав об этой встрече, Царь потребовал к себе ослушника его приказаний. Черноризец предстал и на угрозы раздраженного Царя отвечал с безмятежным спокойствием: «Великий Государь! Повели справиться: еще вчера вечером я был за 100 слишком поприщ от престольного твоего града и сам недоумеваю, как теперь очутился здесь»! Гонцы, отправленные в указанное старцем место, слова его подтвердили, и Царь уразумел в этом событии волю Божию. В смиренном чернеце он узнал бывшего царедворца и удостоил его чести быть восприемником новорожденной Царевны Анны вместе с старцем Геннадием Сарарайским». Это событие подтверждает Никонова летопись.
 
Когда Адриан возвращался из Москвы, крестьяне села Обжи, прослышав о милостивом приеме преподобному, умыслили овладеть царским даром. 15 мая (28 мая по нов. стилю) 1550 года за тридцать верст от обители они напали на старца и жестокими побоями пресекли его жизнь. Но в добычу убийцам досталась лишь странническая сума. Так, от грабителей принял смерть тот, чья молитва не раз преображала сребролюбцев.Спустя два года, 18 мая 1552 года, преподобный явился в сонном видении двум старцам и рассказал им о своей страдальческой кончине, указав путь к своей временной могиле. Он велел отпрячь белую крестьянскую лошадь одного земледельца и, пустив ее на волю, следовать за ней. Где она остановится — там и искать кости. На болоте, под грудой мха иноки обрели нетленное тело страстотерпца. Погребен он был сначала подле церкви святителя Николая. Скоро началось почитание прп. Адриана: 26 августа/8 сентября, в день тезоименитства, и 17/30 мая, в день перенесения мощей. Убиение преподобного и явление его старцам изображено на иконах Ондрусовской обители.
Никольский монастырь, основанный прп. Адрианом Ондрусовским, упоминается в писцовой книге 1500 года. Писцовые книги служили для сбора налогов и в них упоминались только монастыри, владевшие землей. В 1572 г. войска Германа Флеминга опустошили Корельский уезд. Испытал на себе лютость врагов Адрианов монастырь. В 1580-х гг. в Ондрусовой пустыни, расположенной на восточном побережье Ладожского озера, уцелела лишь одна каменная Никольская церковь, разбойники убили игумена и сожгли все деревянные строения. С воцарением Дома Романовых Андрианова обитель была возобновлена. Но при Екатерине II в 1764 году Ондрусовский монастырь был упразднен. Его новое возрождение связано с игуменом Валаамского монастыря Иннокентием, который в конце 80-х годов XVIII века был дважды чудесным образом спасен в Ладожском озере предстательством преподобномученика Адриана. В 1789 году иеромонах Иннокентий, застигнутый бурей на Ладожском озере близ бывшей Ондрусовской пустыни, дал обет постараться возобновить эту пустынь. Через месяц святитель Николай с преподобномучеником Адрианом явились ему, напомнили об обете и предсказали новое искушение. Через год старец Иннокентий опять был застигнут бурей на том же самом месте. Но не сразу удалось ему выполнить обещание. В 1813 году он увидел во сне, что он опять утопает, а старец-инок спасает его. «Кто ты, отче?» — спросил Иннокентий. «Я начальник этой пустыни, — сказал явившийся, указывая на Ондрусовскую пустынь, — и пришел напомнить тебе об обете». Только через 30 лет, в 1817 году, старец Иннокентий смог приступить к возобновлению пустыни. Нашлись жертвователи — Семен Федорович Чусов и Андрей Сергеевич Сергеев, — на их вклады, наконец, было исполнено обещанное. Поднявшуюся пустынь, по ходатайству игумена, приписали к Валаамскому монастырю. Император Александр I, осматривая в 1819 году Олонецкую губернию, пожелал поклониться прп. Адриану, взял проводником крестьянина и без свиты отправился к гробу святого. Здесь долго молился, а потом прислал сосуды и книги для храма. В год основания самостоятельной Олонецкой епархии, в 1828 году, мощи святого были перенесены в новую каменную церковь Введения Богородицы во Храм. На месте мученической кончины Адриана, отмеченном лишь деревянным крестом, между 1882-м и 1885 годом поднялась часовня с колокольней. К ее устройству послужило чудесное избавление в 1875 году местных жителей от сибирской язвы. В честь этого же события был установлен ежегодный крестный ход из села Обжи на святое место — 14 июня, в день перенесения иконы преподобномученика из Ондрусовской обители в часовню.
 
В народной памяти сохранилось сказание о том, как во время Великой Отечественной войны прп. Адриан Ондрусовский спас жителей села Обжи от неминуемой гибели. В 1944 году на Карельском фронте началось большое наступление советских войск. В районе села Обжи велись сильные обстрелы из «катюш» и артиллерии. Но к началу наступления финны уже оставили деревню, о чем советские артиллеристы не знали. Жители деревни, в страхе бежавшие из своих домов, вместе с домашним скотом залегли в глубокой канаве у реки. Чья-то корова, испугавшись стрельбы, выскочила из укрытия и увязла в болотистом месте у речки Обжанки. Но никто, из страха погибнуть, не решался помочь ей выбраться, пока обстрел внезапно не прекратился и не подошли передовые советские части. Только тогда жители села вышли из своего укрытия. Передовые части пошли вперед, а через деревню потянулась вереница «катюш». Артиллерийский капитан подошел к селянам и стал всматриваться в их лица, как будто разыскивал кого-то. Осмотрев внимательно всех жителей, он спросил: «А где старичок, весь белый, с бородой?» Ему ответили, что в деревне такого нет. Тогда капитан рассказал, что, обстреливая район наступления, они направили «катюшу» и на деревню. Но вдруг из клубов дыма со стороны деревни появился бородатый старик. Он поднял руку, останавливая стрельбу, и сказал: «Здесь только мирные жители». Капитан хотел расспросить старика, кинулся к нему, а тот словно в дыму растаял.
Выслушав рассказ капитана, жительница села Обжи Наталья Бибикова вышла вперед и сказала, что это их преподобный Адриан Ондрусовский спас, небесный покровитель тех северных мест.

 

30 мая, в день обретения мощей прп. Адриана Ондрусовского прихожане трех приходов Олонецкого благочиния Петрозаводской и Карельской епархии – Смоленского собора и Успенского храма г. Олонца, церкви Спаса Нерукотворенного с. Эройла, монахи Важеозерского монастыря и паломники совершают традиционный крестный ход на кладбище деревни Обжа. Каждый год в день памяти прп. Адриана, 8 сентября, паломники посещают место подвижнического подвига святого, как заповедный островок Надежды и Веры.
По материалам Ольги Андреевой