ЭТО ИНТЕРЕСНО!
По результатам анализа популярности посещений туристами резиденций Дедов Морозов аналитическое агентство «ТурСтат» составило рейтинг самых популярных Дедов Морозов в России зимой 2017-2018 гг.
В рамках первого Фестиваля охотничьих традиций состоялся Республиканский конкурс «Фотоохота 2017».

Дорогие гости и жители республики! Предлагаем Вашему вниманию однодвневные программы по Карелии. Уверены, каждый из Вас сможет подобрать себе маршрут по душе и настроению!

Лесное богатство архипелага

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Совершая круиз вокруг Валаама, нетрудно убедиться, что почти все его острова покрыты густой шапкой хвойного леса. Только самые маленькие островки, насквозь продуваемые ветрами и почти лишенные почвы, не имеют деревьев. Но и здесь растут некоторые неприхотливые травы и кустарники. Из более крупных островов безлесен лишь один, который так и называется - Голый.

Все валаамские острова собраны в группы и как бы находятся под покровительством главного острова архипелага. Лишь остров Голый расположился в гордом одиночестве в 5 км от других островов. Однако и он гол лишь по названию; на самом деле добрая половина его площади покрыта низкорослыми ивами, березками, рябиной, можжевельником, под защитой которых неплохо чувствуют себя ягодные кустарнички и различные травы. Есть на острове четыре старые сосны и несколько елей, свидетельствующие о том, что и у него когда-то была другая судьба. Встречаются, хоть и изредка, и юные потомки этих деревьев. Можно надеяться, что и Голый со временем станет лесным островом. Пока же он находится во власти чаек, создавших здесь колонию, да ладожских нерп.

Лесами покрыто 80% площади архипелага. Безлесные земли, помимо скалистых островков, представлены в основном лугами, болотами и застроенными территориями. Наиболее характерная черта валаамских лесов - абсолютное преобладание хвойных насаждений и их высокий возраст. Эти признаки свойственны девственным таежным лесам, которых в Карелии, особенно в ее южной части, сохранилось очень мало.

Деятельность человека долгое время не оказывала заметного влияния на облик валаамского леса и сводилась преимущественно к уборке ветровальных деревьев, использовавшихся на топливо. В монастырских источниках отмечается, в частности, что "...недостаточная глубина почвы и оттого слабое укоренение деревьев часто бывают причиною самоистребления здешних лесов. Как бы ни были толсты и высоки деревья, бурный ветер вырывает их в иных местах поодиночке или целыми полосами... Монахи не имеют нужды рубить лес на топливо, едва подбирая валежник... Во все концы острова проложены прямые и широкие дороги для удобного сбора валежника". Отметим, что дров требовалось немало: на Валааме в прошлом веке проживало до 800 человек и имелось много церквей и других зданий, отапливавшихся 8 - 9 месяцев в году.

Несомненно, некоторое количество деревьев вырубалось для нужд монастырского строительства. Однако такая потребность возникала обычно лишь после сильных пожаров, да и то в каждом отдельном случае, как об этом свидетельствуют архивные источники, требовалось специальное разрешение высших церковных властей "лес ронить". С конца XVIII в. на Валааме началось каменное строительство и потребность в строевом лесе уменьшилась. Известно также и то, что в период своего расцвета монастырь завозил по крайней мере часть бревен с материка.

Наиболее значительный урон валаамским лесам был нанесен в 1918 - 1939 гг., когда архипелаг входил в состав Финляндии. В это время в разных его частях осуществлялось строительство военных укреплений и других объектов, сопровождавшееся сведением леса. Следы этого опустошения до сих пор можно увидеть на Емельяновских (Оборонных) островах, в районе Скалистого берега и в некоторых других местах. В начале 30-х годов встал вопрос о продаже монастырских лесов лесопромышленникам. Попытка со стороны монастыря воспрепятствовать этому привела к смещению игумена. Во второй половине указанного десятилетия значительные площади валаамских лесов (свыше 300 гa) были вырублены, однако на их месте сразу же насаждались культуры сосны и ели. Для выращивания саженцев здесь же, на Валааме, были организованы питомник и школы. Лесоустройство 1985 г. отметило на островах 280 га лесных культур, создание которых относится к 1935 - 1939 гг. Эти посадки в отличие от монашеских, создававшихся ранее (о них разговор особый), получили название "финских".

В 1959 г. леса Валаама были отнесены к категории особо ценных насаждений, а в 1965 г. были объявлены заказником природы. Новая глава в истории архипелага началась в 1979 г., когда Валаам получил статус историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Первым шагом на пути к качественно новому отношению к нуждам валаамского леса стала разработанная в 1981 г. московским институтом Союзгипролесхоз "Схема хозяйственных мероприятий и благоустройства в лесах историко-архитектурного и природного музея-заповедника", в которой были предусмотрены мероприятия по уходу за лесом, лесовосстановлению, ландшафтным посадкам, биотехник, благоустройству туристских маршрутов. Дальнейшее развитие и углубление эти мероприятия получили в процессе лесоустройства Валаамского лесхоза Киевским лесоустроительным предприятием, имеющим опыт работы в охраняемых природных территориях разного ранга.

Мы уже говорили, что на Валааме резко преобладают хвойные насаждения - на их долю приходится 94% лесопокрытой площади. Основные позиции занимает сосна. Эта порода отличается высокой экологической пластичностью и способна удовлетворительно расти в самых тяжелых почвенно-гидрологических условиях: на скалах, сухих песках, заболоченных землях.

В представлении о Валааме превалируют картины каменных уступов, отвесных скал, "бараньих лбов" и просто валунов у воды. Действительно, скальные обнажения видны почти по всем его берегам, нередки они и в глубине островов. Их почти безраздельно занимает сосна. Особенно хорошо это видно с воды, когда проплываешь мимо скалистых валаамских берегов. Глазу представляются три цветовые полосы: темно-серая полоса скал, бронзовая линия сосновых стволов и зеленая линия крон. Сочетание красок необычайно приятное - цветовой гаммой валаамского берега можно любоваться бесконечно.

Когда знакомишься ближе с жизнью сосен на скалах, то невольно удивляешься их необычайной стойкости и жизненной силе. Мы привыкли к мысли, что для жизни дерева нужна почва. На Валааме почвенный слой часто бывает очень тонким, а на скалах нередко и вовсе отсутствует. И все же сосны растут, причем не создается впечатления, что они прозябают. Даже средняя высота их в скальных сосняках около 15 м, а отдельные деревья достигают 20-метровой высоты.

Этот феномен объясняется тем, что скальные породы на Валааме богаты элементами минерального питания и легко подвержены дроблению, образуя, по словам А.П.Андреева, "порошок темно-красного цвета, очень способный для растительности". Этот наблюдательный автор пишет: "Валаамский камень легко поддается атмосферным явлениям; он весь в трещинах по разным направлениям и в некоторых частях разложился в мелкозернистую темно-красную почву. Хотя на возвышенностях и нет слоя земли, но в щелях камня флора Валаама находит себе обильное питание..." Запуская корни глубоко в трещины скал, сосны получают не только достаточное питание, но и надежную опору для противостояния даже самым крепким ветрам. Кроме сосен растут на скалах ели и березы. Обе эти породы более требовательны к почвам. В скальных типах леса они обычно встречаются в качестве примеси к сосне и поселяются преимущественно по западникам, где почва помощнее. Однако береза, и особенно ель к условиям скальников практически не приспособлены. Если корни сосны стремятся проникнуть в любые трещины скал, то корни ели лишь стелются по их поверхности. Поэтому ель в таких условиях отличается повышенной ветровальностью и может удерживаться на скалах лишь под защитой сосен. И только во внутренних частях островов, да и то лишь на низких отметках рельефа, могут формироваться ельники скальные. Можно сказать, что такой тип ельников характерен лишь для Валаама. Причина этого кроется опять же в повышенном плодородии почв, образующихся на валаамских горных породах. Однако даже на Валааме площадь ельников скальных невелика: по данным лесоустройства, их насчитывается всего лишь 5, 6 га - в 40 раз меньше, чем аналогичных сосняков.

И все же, несмотря на эту приспособленность к условиям, жизнь деревьев на скалах очень нелегка. Растут они медленно, как бы нехотя. Стволы их со временем становятся все более кряжистыми, сучья причудливо изгибаются, кроны приобретают приплюснутый вид. Деревья никогда не образуют тесных групп, они далеко отстоят друг от друга. В борьбе с ветрами и другими невзгодами каждое дерево способно постоять за себя. И живут они долго - до 250 - 300 лет и более. Это самые старые насаждения Валаама.

От скальников мало чем отличаются сосняки беломошные. Они также тяготеют в основном к прибрежной зоне, занимая небольшие участки непосредственно за линией скальников в местах с ровной поверхностью и тонким слоем примитивных почв.

На удаленных от берега частях островов нередки сосняки вересковые, растущие на равнинных участках с сухими бедными песчаными почвами. Этот тип леса также характеризуется низкой продуктивностью. Высота сосен обычно не превышает 20 м. Однако внешний вид их уже другой - стволы хоть и сравнительно тонкие, но прямые, а кроны имеют вытянутую овальную форму. Насаждений этого типа довольно много - среди сосняков на их долю приходится 9,3%.

Сосняки вересковые - неплохие грибные угодья. Здесь нередко встретишь белый гриб, подберезовик, зеленушку... Однако большую ценность представляют они для пчеловодства. Само название этих боров свидетельствует о широком распространении под их пологом вереска обыкновенного - одного из лучших наших медоносов, способного обеспечить главный взяток. С одного гектара цветущего вереска пчелы собирают 200 кг меда. Вересковый мед самый богатый по количеству белка и минеральных солей, обладает приятным ароматом и слегка терпким вкусом. На равнинных или возвышенных участках с маломощными (15 - 20 см) буроземными почвами произрастают сосняки брусничные. Этот тип леса отличается более высокой продуктивностью. Высота сосен к возрасту спелости достигает 20 - 23 м, стволы дают мелкослойную высококачественную древесину. Наряду с соснами здесь нередко встречаются ели и березы, составляющие по количеству стволов до 20 - 30%. Произрастают такие насаждения преимущественно в южной части острова, но занимают значительные площади - до 19% сосновых лесов.

В напочвенном покрове сосняков брусничных насчитывается 49 видов трав и кустарничков, почти вдвое больше, чем в верещатниках. Преобладает брусника. Однако урожаи ягод брусники под пологом леса сравнительно не велики. Собирать ее имеет смысл только в наиболее изреженных древостоях. Брусника светолюбивое растение, хорошо приспосабливающееся к сухим почвам, поэтому она встречается во всех "сухих" типах леса, включая скальные, и здесь плодоношение ее нередко бывает более интенсивным.

Наиболее широко распространен на Валааме черничный тип леса - по данным последнего лесоустройства, он занимает 64% покрытой лесом площади. Черничники резко преобладают в ельниках (85%) и составляют более половины площади сосняков. Лес черничного типа занимает как пологие склоны, так и плоские вершины низких гряд и их подножия, а также хорошо дренируемые ложбины. Последнее особенно характерно для ельников.

Черничники можно отнести к "свежим" типам леса. Почвенная влага здесь присутствует в достаточных количествах, но никогда ее не бывает в избытке. В сочетании с богатством почв это создает хорошие условия для роста как древесных, так и травянистых растений. Сосны и ели высотой 25 м в этом типе леса не редкость, а многие деревья достигают высоты 28 - 30 м. В особенно благоприятных почвенно-гидрологических условиях (на склонах лощин, вдоль ручьев) отдельные деревья представляют собой настоящие гиганты с диаметром ствола около полуметра и высотой до 32 м. Таких размеров они достигают даже не к старости, а в зрелом возрасте - лет в 120 - 150.

Отдельные участки боров черничников представляют собой настоящие корабельные рощи. Сосны в них высокие, стройные, стволы прямые, колонновидные, хорошо очищены от сучьев, кроны небольшие. Попадешь в такой лес - и невольно остановишься. Не полюбоваться им просто нельзя. И название для него в народе придумано редкостное — "краснолесье", то есть красный, красивый лес. Но это для натур лирических. А для людей более практичных скажем, что запасы древесины в таких насаждениях достигают 300 - 350 м3 на гектаре. Но и это не предел. Лесоустройством отмечен участок 170-летнего сосняка с запасом 4 м3. Высокой производительностью отличаются и ельники - до 370 - 390 м3 древесины на гектаре.

Однако применительно к лесам Валаама рассуждения об их "кубатурности" должны отступать на задний план. И дело не только в том, что лес здесь пользуется особым охранным статусом. Просто нужно, крайне необходимо оставить людям места на земле, где бы они могли любоваться красотой первозданной. Таких мест осталось не так уж много. Заповедники, можно сказать, не в счет - предназначены они для других целей, и посещение их закрыто. Но это уже особый разговор, а пока вернемся к валаамским черничникам...

Однопородных, или, как говорят лесоводы, чистых черничников почти не встречается. Обычно в сосняках в качестве примеси можно увидеть ель, березу, осину, а в ельниках - березу и сосну. Доля участия той или другой породы в составе насаждений может сильно различаться, причем на Валааме смешение пород выражено более сильно, чем, скажем, на материке. Еще одна характерная особенность валаамских черничников - высокая видовая насыщенность травяно-кустарничкового яруса. В сосняках насчитывается около 90 видов, в ельниках - более 70. Нельзя сказать, чтобы черника заметно преобладала, часто на первое место выступают злаки и широкотравье.

В небольших количествах встречаются на Валааме еще более продуктивные типы леса - травяные и кисличные (около 3%) и избыточно увлажненные (менее процента в сосняках и около 3% в ельниках). Эти насаждения придают валаамским лесам еще большую мозаичность и колорит. Переувлажненные участки в монастырские времена были осушены - канавы, хоть и значительно заилились, но все еще продолжают служить как осушительная система. Сейчас начинаются работы по их ремонту. В общей сложности сосняки на Валааме занимают 59,4% лесопокрытой площади, ельники - 34,4%. Однако при знакомстве с лесами создается впечатление, что ельников в них значительно больше. Дело в том, что ель хорошо мирится с затенением и встречается под пологом почти всех сосняков. В ряде участков ее так много, что впору было бы выделять особую растительную формацию - сосново-еловые насаждения. Такие насаждения могут составить около 15%. Светолюбивая сосна под пологом ельников жить не может. Однако в составе ельников она все же встречается - в тех случаях, когда сосна заселяет участок раньше или одновременно с елью и не перекрывается ее пологом. Поэтому сосна в составе ельников всегда принадлежит к старшему поколению, в то время как ель в сосняках может иметь самый различный возраст.

Сложный рельеф приводит к тому, что сосняки на Валааме часто перемежаются участками ельников. Тем не менее сосняки сосредоточены в основном в центральной, южной и западной части архипелага, ельники - в восточной. Причем наиболее продуктивные еловые массивы отмечены в группе Баевских островов, особенно на острове Большом Баенном. Средняя высота произрастающих здесь ельников составляет 28 - 29 м, а наиболее высоких деревьев - 30 - 32 м. Стволы у таких елей напоминают огромные колонны диаметром до 40 - 50 см и более Выше уже говорилось, что влияния человека на леса Валаама до недавнего времени почти не ощущалось, поэтому здесь сохранились значительные массивы старых насаждений. Среди сосняков более 70% насаждений имеют возраст свыше 160 лет, а почти четверть из них приходится на долю древних в возрасте 200 - 260 лет. Отдельные сосны доживают до возраста 300 лет и более.

Еловые насаждения несколько моложе сосновых; возраст наиболее старых составляет около 180 лет. Известно, однако, что ель и сосна обладают примерно одинаковой долговечностью. Отсутствие более старых ельников на Валааме можно объяснить их высокой ветровальностью, которая с возрастом усиливается. Тем не менее большая часть их (72%) имеет возраст свыше 100 лет.

В значительном количестве встречаются на Валааме береза и осина. Однако насаждения они образуют редко,  на долю березняков приходится лишь 5,1% площади, покрытой лесом, а осинников здесь насчитывается меньше. Среди березняков выделены лишь два типа леса: травяной и черничный, занимающие соответственно 2,9 и 2,2% лесопокрытых земель. Оба эти типа характеризуются высокой производительностью и пышно развитым травяно-кустарниковым ярусом, насчитывающим около 60 видов растений. Насаждения березняков моложе хвойных: средний их возраст составляет 46 лет, а наиболее старых около 70 лет. Однако встречаются отдельные крупные Березы в возрасте 100 - 150 лет. Возникли березняки преимущественно на заброшенных сельскохозяйственных землях и выгоревших площадях.

Хотя валаамские леса и не страдают монотонностью, березняки являются истинным украшением ландшафта, создающим у человека приподнятое настроение. Задача валаамских лесоводов - пейзажными рубками как бы оттенить небольшие участки березняков, сделать их более доступными для обозрения. Заметное место в лесах Валаама занимает ольха. 3десь растет два ее вида: черная и серая. Черная ольха на Валааме находится у северных границ своего ареала, и, следовательно, условия для ее роста здесь не лучшие. Это требовательная к почвам влаголюбивая порода, однако с застойным увлажнением она не мирится. На Валааме растет по берегам всех внутренних озер - в виде одиночных деревьев или небольшими группами, а также в переувлажненных, но проточных лощинах, где образует небольшие по площади насаждения с участием березы, осины, ольхи серой. В общей сложности она занимает 12 га.

Отличительная черта ольхи черной — темно-бурый трещиноватый ствол и блестящие темно-зеленые с притупленной или даже вогнутой вершиной листья. Ствол обычно прямой, колонновидный. Высота ее на Валааме не превышает 15 - 18 м, хотя в других местах ареала она может подниматься до 35 м. Древесина у черной ольхи красноватого цвета, за что она ценится в мебельной промышленности. Ольха серая к почвам менее требовательна, чем черная, и в небольших количествах встречается почти во всех типах леса, более часто - на осветленных участках. Цвет коры стволов пепельно-серый, листья тускло-зеленые, островершинные. Высота не превышает 15 м. Образует небольшие насаждения по окраинам заброшенных сельхозугодий. Их общая площадь - около 4 га. Порода недолговечная, редко доживает до 40 - 60 лет, хотя отдельные деревья могут иметь возраст около 100 лет. Ольха дает великолепные, горящие ровным жарким пламенем дрова, а ее веточки - лучший материал при горячем копчении рыбы.

Оба вида ольхи относятся к растениям-первоцветам. В пору цветения ольха бывает просто прекрасна: ветви ее густо увешиваются длинными темноватыми сережками, от которых при малейшем дуновении ветра поднимаются легкие облачка желтой пыльцы. Позже ольха украшается зеленоватыми шишечками, которые к осени — времени созревания семян - становятся почти черными. Большая часть семян опадает до начала зимы, но немало их сохраняется в шишечках до самой весны. Семена ольхи в зимнюю пору служат кормом для стаек чечеток и чижей. Бывая на Валааме, нельзя не обратить внимания на клены. Их чаще можно увидеть в посадках, но немало встречается и в лесу. Клен остролистный, так же, как и ольха черная, находится на островах у северной границы своего распространения. К почвам требователен. На Валааме встречается под пологом насаждений преимущественно в черничном типе леса в качестве подлесочной породы. Старые клены в лесу попадаются редко, их высота не превышает 12 - 15 м. Зато толщина стволов может быть значительной. В окрестностях усадьбы монастыря растет клен, раздваивающийся в полуметре от земли, у которого стволы на высоте 1,3 м (на ней у лесоводов принято проводить все обмеры) составили 45 и 47 см. Поперечник кроны - 15 м.

Особенно красивы бывают клены осенью, в пору раскраски листьев. На Валааме они встречаются двух расцветок - красной и желтой, но много и переходных форм. В это время в местах скопления кленов сам воздух кажется цветущим. Невольно вспоминается: "Клены выкрасили осень колдовским каким-то цветом..." Говоря о валаамских кленах, нельзя не сказать о так называемом клене Дамаскина. По преданию, он был посажен "собственноручно" настоятелем Валаамского монастыря у своей "пустыньки" на Коневских озерах. Дамаскин умер в 1881 г. в возрасте 86 лет. Клен пережил его на 104 года и усох в 1985 г. В это время ему было не менее 130 лет. В следующем году на его месте был высажен молодой кленок. Клен Дамаскина имел весьма почтенные размеры: диаметр ствола 58,5 см, высоту - около 22 м. На высоте3,5 м он делился на 4 ствола. К году окончательной гибели живым оставался только один из них.

В посадках и лесах Валаама можно встретить еще одно дерево, растущее здесь у границ ареала - липу мелколистную. Однако в лесу липа встречается очень редко- средними группами в 4 - 5 местах. Групповое ее расположение, по-видимому, свидетельствует о порослевом происхождении. Цветет липа на Валааме поздно, в августе, и семена ее здесь плохо вызревают. Высота старых лип в лесу 20 - 23 м, диаметр стволов - 30 - 40 см. В посадках липы достигают более крупных размеров.

Благополучие любого леса, реализация его потенциальной способности к бесконечно длительному существованию связаны с наличием под его пологом подроста и подлеска. Без преувеличения можно сказать, что лес без подроста (без молодых растений, способных прийти на смену старым поколениям) - лес без будущего. На Валааме естественное возобновление всех названных выше пород, за исключением лишь липы, проходит вполне успешно. В достаточном количестве имеются и подлесочные породы, всю свою жизнь проводящие под пологом леса и никогда не образующие самостоятельных насаждений. Казалось бы, причин к беспокойству не должно быть. Однако, к сожалению, это далеко не так. Беду валаамскому лесу принес красавец-лось. Известно, что еще в 30 - 40-е годы лось в наших лесах встречался в столь малых количествах, что после войны охота на него повсеместно была запрещена. С 50-х годов его поголовье активно восстанавливалось, и, по-видимому, в это время он проник на Валаам и быстро там размножился. Вскоре количество его на архипелаге достигло таких размеров, что естественный баланс между потребностями этого зверя и наличием в лесу кормовой базы для него резко нарушился.

Зоологи подсчитали, что на тысяче гектаров лесных угодий, при наличии разнообразных источников зимнего корма, способны прокормиться без ущерба для леса 3 - 4 лося, а при ограниченной кормовой базе - в два раза меньше. Таким образом, валаамские леса (учитывая их площадь - 2886 га) могли бы прокормить максимум 11 зверей, а в 70-е годы здесь насчитывалось не менее 40- 50 голов. Экологический баланс в системе лес - лось был резко нарушен. Это привело к тому, что практически весь молодняк сосны, равно как и других пород, в последние 20 - 25 лет регулярно "подстригался" лосем на уровне снежного покрова и не получал развития в высоту. Повезло одной лишь ели, которую лось недолюбливает и обращается к ней лишь в случае отсутствия других зимних кормов. Именно такая ситуация сложилась на Валааме в настоящее время.

Несмотря на то, что вред лося на Валааме был очевиден, этот зверь долго не только не отстреливался, но, наоборот, пользовался правами охраняемого животного. И только в конце 1979 г. была разрешена лицензионная охота, которая, однако, проводилась столь неэффективно, что в 1985 г. на островах все еще насчитывалось полтора десятка этих зверей, то есть с учетом крайнего истощения кормовой базы в 3 - 4 раза больше экологически приемлемой нормы. Новые силы валаамского леса пока таковы, что достаточно избавить его от вредоносной деятельности лосей, чтобы лесовосстановительный процесс вошел в нормальное русло. Необходимо лишь снизить их число до 3 - 5 особей и поддерживать его в дальнейшем на этом уровне.

Многолетнее давление лосей на подрост и подлесок привело к тому, что под пологом леса повсеместно стала преобладать ель. Появилась реальная возможность в дальнейшем смены сосны елью, что на Валааме в силу низкой ветроустойчивости ели весьма и весьма нежелательно. Происходит обеднение подлеска, снижение его кормовых возможностей, приводящее к обеднению фауны и ландшафтов в целом. В качестве примера укажем на рябину и можжевельник. Рябина хорошо возобновляется во всех типах леса: в сухих ее насчитывается до 2 - 3 тыс. экземпляров на гектаре, в более производительных - до 7 - 10 тыс. Однако практически все эти растения объедены лосем и не могут подняться выше уровня снежного покрова. Сейчас на Валааме можно встретить старые рябины, плодоношение которых ослаблено, или совсем юные, объеденные лосем, которые со временем усохнут. А ведь плоды рябины — излюбленный корм многочисленных пернатых.

Почти так же широко, как рябина, распространен на Валааме можжевельник, однако и он почти весь объеден лосем и представлен почерневшими усохшими или усыхающими кустами. Еще при лесоустройстве 1971 г. 65% насаждений было отнесено к неудовлетворительным в санитарном отношении из-за наличия в них сухого или усыхающего можжевельника. Рекомендовалось вырубать его в процессе ухода за подлеском. Встречающиеся на Валааме старые древовидные можжевельники как бы разделены на два яруса: нижний, до высоты 2 - 2,5 м (зона, доступная лосю), состоит из сухих серых сучьев, верхний - ярко- зеленый. Напомним, что ягоды можжевельника имеют лекарственное значение, а также являются кормом для многих животных. Довольно многочисленны на Валааме ивы (их здесь три вида: серая, козья, пятитычинковая) и жимолость лесная. Жимолость - кустарник высотой до 2 м, цветущий красивыми бело-желтыми цветами, позже покрывающийся сидящими попарно ярко-красными ягодами, ядовитыми для человека, но лакомыми для птиц. Изредка встречается в подлеске известная всем калина, прекрасная и в пору цветения, и при созревании ягод. Она любит более сырые места. А вот другой ягодный кустарник - кизильник черноплодный предпочитает сухие почвы и нередко встречается на скалах, где образует широкие подушкообразные прижатые к земле заросли. Очень редок на Валааме волчеягодник - кустарник высотой до 1,5 м, с гибким стволиком и 3 - 4 боковыми ветвями. Цветет сразу после схода снега красивыми сиреневыми цветами, прижатыми к стволику. Привлекательные ярко- красные ягоды ядовиты, ядовиты и все части растения, однако для птиц ягоды съедобны.

Из пород подлеска осталось назвать черемуху и красную смородину. Оба эти вида встречаются на Валааме крайне редко, они предпочитают богатые умеренно влажные почвы. Разнообразие в ярус подлеска и подроста вносят обычные на Валааме клены и оба вида ольхи, а так же довольно многочисленные здесь интродуцированные (инорайонные) породы.

Какие функции выполняют леса Валаама в наше время? Наиболее очевидной, хотя и не главной является их рекреационная роль. Валаам приобретает значение одногo из крупнейших центров развития экскурсионного туризма на европейском Севере, и его леса становятся объектом активного рекреационного использования. С этой точки зрения ценность валаамских лесов повышается благодаря ландшафтным достоинствам и наличию интродуцированных пород. К сожалению, чрезмерная концентрация экскурсантов на отдельных территориях острова заметно вредит природе. Забота о насаждениях, поддержание их в здоровом устойчивом состоянии должны стать главными задачами в деятельности валаамских лесоводов.

Последнее очень важно еще и потому, что валаамский лес - прежде всего защитный лес. При сложном рельефе, малой мощности почв, большом количестве осадков и их высокой интенсивности только благодаря лесу на Валааме сохраняются благоприятные условия для жизнедеятельности людей. И это прекрасно понимали наши предшественники. В историческом очерке "Слово о Валаамском монастыре", вышедшем в 1888 г. третьим изданием, роль леса определяется следующим образом: "Единственное бросающееся в глаза богатство Валаама - это его лес; но этот лес - вовсе не продукт для торговли. Украшает он острова и хранит их от бурь северной непогоды только единственно потому, что тщательно хранит его рука бережливости, почти не допускающая к корню его топора. При каменистом грунте, при северных холодах едва в 100 лет достигает на Валааме дерево естественной своей величины... и в зрелом возрасте сокрушает его сильная ладожская буря. Так, только потому, что буря, а не топор заготовляет для Валаама топливо, сохраняют острова его свою величественную, вечнозеленую, мохнатую одежду; иначе же, если допустить к ним промышленника, в короткое время, обнаженные, представят они печальную картину опустошения...".

Эти слова в наши дни, когда на острова устремился поток туристов, должны звучать еще более актуально. Сильные ладожские бури и сейчас наносят лесам огромный ущерб, и помогать им в этом никак не следует. "Рука бережливости" в условиях все усиливающегося антропогенного давления должна стать во сто крат более бережливой. Следует также помнить, что валаамский лес с его обширным для Севера набором как местных, так и инорайонных пород является богатейшим источником генофонда, значение которого с годами может только повышаться.

На Валааме имеется много замечательных историко-архитектурных памятников. Все они органически вписаны в ландшафты и составляют вместе с окружающими лесами единые архитектурно-ландшафтные комплексы. "На территории Валаамского архипелага - подчеркивает В.Р.Рывкин, посвятивший несколько лет изучению памятников Валаама- осуществлен симбиоз неповторимой природной среды и самобытной архитектуры... Это уникальное явление в истории нашей культуры". В целом леса Валаама представляют собой неповторимое явление на карте нашей страны. Сохранить их для будущих поколений — почетная задача не только валаамских лесоводов, но и широкой общественности.