г. Петрозаводск, пр. К.Маркса, 14

Тел. +7 (8142) 76-48-35

г. Сортавала, ул. Садовая, 11

Тел. +7 (81430) 4-83-11

Русский English

Могила сказителя М.М.Коргуева

Могила сказителя М.М.Коргуева
Район Лоухский
Город / населенный пункт Кереть
Могила М.М.Коргуева, сказителя  (1883-1943 гг.)  п.Кереть, кладбище. Эпитафия на скромном обелиске, поставленном дочерью великого сказочника, простая и сердечная: «Отцу за доброту и ласку, за волшебную сказку».
    Родился Матвей Коргуев в день одного из основных праздников православной Руси - на Успение Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, 15 августа 1883 года ( по старому стилю).По поверью, это обещало ему судьбу трудную и светлую. Отец его, Михаил Иванович Коргуев, вел свой род от основателя села Керети , легендарного новгородца Прокопия Борисовича. Мать же, Степанида Петровна Ванхала ,– карелка из деревни Кушеванда, что близ Кестеньги. Под окном родительской избы в синеве морского залива бился стрежень жемчугоносной реки, золотился над кряжем бор.  
Мальчику исполнилось шесть лет, когда умер отец. На руках у матери осталось трое малолеток. Впоследствии, слагая одну из сказок, Матвей Михайлович скажет с суровой простотой, теснящей сердце : «И вот крестьянин пожил немного и умер. Осталась вдовка одна с детьми».
Ребенком Матвей видел: самоотверженно противостояла нужде мать. За 15 копеек в день каторжно трудилась по найму. Быть может, именно тогда зародилось в будущем сказочнике чувство глубокого уважения к женщине, которое пронизывает мир его сказок, где встречаются нам верные невесты, заботливые жены, премудрые бабушки.
Своим скудным заработком Степанида Петровна не могла обеспечить сирот. Приходилось нищенствовать. Неохотно вспоминал, скупо рассказывал об этом Матвей Михайлович: « Когда мне пошел седьмой год, я сказал: « Ну что, мама, теперь делать?» - «Что поделаешь,- говорит,- придется идти с корзинкой….». Восемь лет мне исполнилось, я и говорю: « Не пойду я, мама, больше с корзинкой. Лучше пойду работать».
 «Мы - поморы. В радостях не скачем, в скорбях – не плачем…».
Нанявшись к «одному зажиточному человеку», Матвей вяжет сети, выезжает « на тоню» (рыбный промысел). Много лет спустя он вспоминал : «Тяжелый был момент, когда в недосилках надо было тянуть невода». Так начал Матвей Коргуев постигать рыбацкий труд. Море, корабли вошли в волшебный мир коргуевской сказки. Стихии волн и ветров станут не только фоном героических деяний, но и персонажами сказок.Студеное море, дышащий океан открылись юному помору не праздничной стороной. Не раз стихии грозили гибелью. Матвею - девять лет. В Керети открывается школа. Одаренному, наделенному необыкновенной памятью, восприимчивому мальчику хотелось вместе со сверстниками переступить ее порог. Об этом он робко заговорил с матерью. «Не прокормимся…» - сказала истомленная трудом Степанида.Заветная мечта Матвея сбывается в его сказках. Едва ли не все герои его сказок учатся в школе, грамотны; иные даже рождаются грамотными. Из всех русских сказочников только Матвей Михайлович рассказывал сказку об ученых, трех профессорах , « Поросячье сердце ».Становление Матвея Коргуева как мастера художественного слова начиналось с освоения семейной традиции: мать и ее брат не только сказки рассказывали, но и пели руны. Многое слышал Матвей и от тети своей, Настасьи Ивановны Стариковой. Сказки, услышанные от карельской родни, он пересказывал уже на русском языке. От матери он перенял и руну о Вяйнемейнене, которую пел на карельском языке. Заметим, что в репертуаре сказочника известна и русская былина. Образы карельского и русского героического эпоса обогащали новыми красками коргуевские сказки.
…Не помышляя дальше об учебе, отрок Матвей работает, где придется: подпаском, пильщиком дров, грузчиком, рыбаком. Тринадцати лет поступает поваром на парусную шхуну купца Савина, становится матросом на паруснике, совершающим рейсы в Архангельск. Позднее он был на лесозаготовках и рыбных промыслах, на прокладке телеграфной линии и строительстве Мурманской железной дороги с 1914 по 1917 год. И вновь – сельдяная страда, семужья тоня.Из этого периода жизни особенно памятна для Коргуева атмосфера сказочности, волшебства, которая возникала, когда оторванные от родного дома люди собирались вечерами у костра или же в тесной землянке, скрашивая свой досуг сказкой. « В это время, в темные осенние ночи около огня, много песен да сказок было»,- вспоминал Матвей Михайлович.Решающими в его творческой судьбе стали встречи со сказочниками- односельчанами, такими , как Алексей Кузьмич Богданов, Роман Иванович Богданов, Владимир Павлович Меньшиков, Андриан Егорович Стариков, Иван Степанович Щелгачев. Свою роль в формировании репертуара Матвея Михайловича сыграла общерусская и даже интернациональная традиция. С ней сказочник встретился за пределами родного села как участник строительства телеграфной линии и железной дороги на Мурмане.
В 1933 году, вступая в колхоз « Красный рыбак», Матвей Михайлович сдает два карбаса, снасти, лошадь. Опытного рыбака М.М.Коргуева земляки избирают бригадиром, под его начало идут с особым удовольствием. Дело рыбацкое превзошел – недаром именно ему поручили первым испытать невод, привезенный с Каспия. И человеком слыл справедливым. А вечером еще и сказку расскажет. Это умение высоко ценилось в Поморье…
Коргуев к этому времени – сказочник первостатейный! Слышать Матвея Михайловича приходят и взрослые и дети. Иные приезжают из окрестных сел. Свой репертуар опытный « баюнок» меняет в зависимости от собравшейся честной компании. Детям – непоседам поведает сказки покороче: « Про козу- дерезу», « Липа - липанюшка». Женщины – те, знает, любят сказки трогательные, узорного плетения: «Чертов завод», «Иван Меньшой, разум большой», «Север» и другие. Мужики слушают сказки за работой, большей частью – с сетевязной иглой в руках. Тут главное достоинство повести – ритмичное, долгое рассказывание. Говорят, иные у Коргуева были на два, три вечера. Матвей Михайлович охотно рассказывает и дома, и за работой. Его слушают рыбаки в тоневой избушке. И даже геологи, участники экспедиций, куда его приглашали в качестве проводника. В 1928 году Матвей Коргуев помог профессору Петру Борисову и его сподвижникам обнаружить ту пегматитовую жилу, на базе которой возник близ Чупы рудник Чкаловский.
И все – таки самые яркие события сказочника – впереди. С 1932 по 1937 год Карельский научно- исследовательский институт культуры совместно с фольклорной комиссией Академии наук СССР проводил обследование фольклорной традиции в Карельском Поморье. В числе ученых, принимавших участие в этих экспедициях, был питерский фольклорист Александр Николаевич Нечаев. Это ему в 1933 году посчастливилось «открыть» незаурядного сказочника.
Сначала в тоневой избушке на берегу Белого моря, а потом в Петроза- водске и Ленинграде были записаны А.Н. Нечаевым сказки Матвея Михайловича Коргуева. Это 115 текстов, составляющих в общей сложности около полутора тысяч машинописных страниц. Ими коргуевский репертуар не исчерпывается. От Матвея Михайловича записаны две былины – о Козарине и Оксенышке и, как уже говорилось, руна на карельском языке. Коргуев знал и хорошо исполнял поморские песни.
Впервые в Петрозаводске и Ленинграде Матвей Михайлович побывал в 1936 году. Красота Северной Пальмиры поразила сказочника, вошла в мир его сказок. Мы найдем в них и дворцы « с золотыми надписями», и узорные мосты над вполне волшебной «рекой Невой». В эти годы Матвей Коргуев много выступает с исполнением сказок и в полюбившемся ему Питере, и в Петрозаводске. Его зовут «сказывать» в школы и рудничные клубы.
Он принял участие в Декаде карельского искусства в Ленинграде. Побывал на первой всекарельской конференции мастеров народного искусства в Петрозаводске.
Матвей Коргуев владел вниманием слушателей. Разнообразные чувства своих героев, их переживания он передавал голосом, мимикой, жестами, никогда не переигрывая. Сказка в его исполнении приобретала особенную силу эмоцинального воздействия. Манеру исполнения сказочника можно было назвать камерной: круг слушателей на промысле, у костров, в лесной избушке всегда был довольно узок. Сказка призвана снять напряжение, усталость после трудового дня. Согреть теплом слова оторванных от дома,
от семьи людей. Успокоить, усыпить…
Доброе слово и сам сказочник, в свою очередь, услышал от известных писателей - современников. Его приветили Алексей Толстой, Геннадий Фиш, Александр Прокофьев, Александр Линевский. Молодой тогда художник Георгий Стронк написал портрет сказочника. Высоко оценили добрый талант Коргуева ученые. Они приложили немало стараний, чтобы не только сохранить фольклорное богатство, которым владел Матвей Михайлович,
но и сделать эти сокровища доступными всем.
Первая публикация сказок появилась в 1937 году в первом томе серии «Творчество народов СССР», выходившей под редакцией А.М.Горького. В 1938 году в Москве в издательстве « Советский писатель» вышел сборник     « Беломорские сказки», рассказанные М.М.Коргуевым, куда были включены избранные тексты. В 1939 году в Петрозаводске издано наиболее полное, двухтомное собрание «Сказки Карельского Беломорья, « Сказки М.М.Коргуева». Оба сборника составлены А.Н.Нечаевым. Как отметил
М.К. Азадовский, «благодаря этому сборнику советская фольклористика получает впервые целостный репертуар одного сказочника в таком исключительном размере».
Мастерство Матвея Михайловича получило признание. В 1938-1940 годах последовал ряд важных событий в жизни М.М.Коргуева. Он был принят в Союз писателей. Награжден орденом. Избран в депутаты Верховного Совета республики. Но грянула война…
Матвей Коргуев мужественно принял тяжкие испытания. Трое его сыновей ушли на фронт. Иван и Степан не вернулись. Андрей служил боцманом на корабле, охранявшем трассу легендарной Дороги жизни на Ладоге. Был многократно ранен. Родное село лежало в прифронтовой полосе. Не раз рыбацкие карбасы, в которых выходили на промысел Матвей и его дочери, Александра и Анна, подвергались нападениям фашистских воздушных пиратов. Дети – теперь уже взрослые - носили имена героев его сказок. Есть среди них сказка о Матюше, неутомимом и неунывающем сироте, вышедшем навстречу жизни, побеждающем зло….
В сентябре 1941 года Матвей Михайлович едет на фронт, выступает перед бойцами. Его сказки мобилизованы на борьбу со злом. Не случайно и в годы войны они печатаются в периодике, выходят отдельным изданием. (Сказки М.М.Коргуева, Беломорск, 1944).
Ослабевший, больной, Матвей Коргуев вновь становится бригадиром рыболовецкой бригады. Теперь в ней – дочери сказочника, их подруги. Опытный кормщик и его девичья артель ведут промысел под обстрелом, но всегда возвращаются с богатым уловом. Так до последнего дня жизни Матвея Михайловича. Дочь сказочника Анна Матвеевна Коргуева-Тютюнник, рассказывала В.И Пулькину, автору биографической повести о Матвее Коргуеве «Добрая поветерь»:
«Весной сорок третьего года мы вновь поехали на тоню. И тата работал с нами, пока не умер летом, в сенокосную пору, от полного скончания сил. Он знал, что война укатилась от любимого его Ленинграда. Что осталась в живых и Елена Прекрасная ( невеста сына Андрея, работавшая литейщицей на заводе в осажденном Ленинграде). И что Андрей оправился от ран, получил ордена и медали за боевые подвиги. Умер тата спокойно, как истаял, 4 июля 1943 года.
В старину село сказочника Кереть слыло Поморским Царьградом. За красоту и многолюдье, за паруса у корабельного убежища. Ныне пятисотлетняя слава его умерла, пустынен берег. В заброшенной Керети рябинушки – словно пером нарисованы. Верески – сголубо-фиолетовы. Море налито в серебряну ендову залива. Весною, в начале лета карбас одинокого рыбака будто на хрустальном столбе утвержден: уходит от своедельного суденка тень в придонную темень. Мелькнул и истаял за островами рыбацкий сейнер, названный в год 100-летия знаменитого сказочника « Матвей Коргуев». Вода легка – будто и нет ее. Случится пройти по-над берегом, там, где сладкая пресная вода реки Керети смешивается с соленым приплеском Студеного моря – встретите, увидите душевным зрением любимого героя матвеевских сказок, похожего на самого баюнка. Вот идет он путем – дорогою. Весело припевает. Хлеба горбушка, ухи чумичка - всего ему и надо. Да весь белый свет, вся красота Божьего мира. Оглядится - станет сыт. Весел, становит, обряден. Рядышком серы зайки бегут – словно вицу вьют. Поют птицы. К лаве сошел. Взошел на корабль и парус взбернул. Поветерь добрая, паруса хорошо тянут. Снасти свистят. Путь далек: за окоем нашего тысячелетия, к иным людям, родным по крови, мечте. По вечной сказке…»

Ныне улица в поселке Чупа, что близ родного селения сказочника, носит имя Матвея Коргуева. На этой улице – здание средней школы, а в ней - музей сказочника, поморской культуры и быта. Всякое лето близ Чупы, на берегу морского залива, земляки отмечают праздник, названный ими « Сказочный корабль Матвея Коргуева». Звучат старинные песни, оживают сказки и далеко не сказочные страницы биографии мастера народного слова
 
Неонила Криничная, доктор филологических наук,заслуженный деятель науки России.